Vladimir Gromadin aka kryzander

Владимир Громадинvladimir@gromadin.com

О стрельбе в школе: а болезнь надо лечить // Трибуна // 03.02.2014

Сегодня в Отрадном школьник пришел в школу с оружием, взятым у отца, застрелил нескольких человек и после долгих переговоров сдался властям. Тема для обсуждений?

О себе: работаю в специализированной школе, основной «мой» контингент — от 14–15 лет и старше, на текущий момент исключительно мальчишки (в основном, духовики, так сложилось). То есть работаю в этой сфере как раз с возрастом парня, расстрелявшего в Отрадном педагога и полицейского из карабина и мелкокалиберной винтовки.

О причинах: главная вина — общества в лице семьи, системы образования (хотя вряд ли кто из руководящих этой системой образования и воспитания сейчас покинут свои посты в уютных кабинетах, несмотря на свою вину). Проблемы на этом уровне проистекают из идеологических проблем общества в целом.

О мерах: множество людей сразу начинают в таких случаях кричать: запретить оружие, интернет, компьютерные игры, насилие или что-нибудь еще. Но это полная ерунда: люди очень часто винят во всем какие-либо вещи, потому что так проще.

Проще сказать, что виновато оружие — мол, не было бы его, он бы и не пришел в школу с ружьем. Ничего подобного: захотел бы — устроил что-нибудь другое (уж после уроков химии по рецепту из интернета бомбу точно можно сделать, а если приложить мозги — то и самодельное огнестрельное оружие смастерить) или просто вырос бы, а потом пришел бы с оружием (уже на законных основаниях или купленном на черном рынке — неважно) и расстрелял бы начальника или сослуживцев. Отсутствие оружия дома у подростка как максимум бы сдвинуло проблему на время; крайне маловероятно, чтобы это решило ее.

Проще сказать, что виновата религия, призывающая к джихаду. Но если человек считает, что он не может никого убить, то и борьба для него не будет означать уничтожение кого-либо живого. В конце концов, гораздо ценнее не убить врага, а сделать его своим другом и соратником.

Проще сказать, что виноваты игры и интернет. Но человек не становится жестоким, играя в жестокие игры — это он играет, потому что у него в душе есть эта жестокость. Да, игра показывает ему определенный способ реализации своих плохоосознаваемых желаний, но проблема не в способе — проблема в самих желаниях, проблема в том, откуда они вообще взялись.

И разбираться надо не со следствиями, а с проблемой. Усиливать охрану — бессмысленно, это только усложняет жизнь всем остальным. Когда в школе стояла в дополнение к КПП на входе на территорию еще и турникетная система внутри здания — это был лишь дополнительный повод понервничать, особенно если карточка сразу не находится, и накопить отрицательные эмоции. Вообще любые силовые ведомства и их методы не в состоянии решить никакую проблему: уничтожение или изоляция преступников никоим образом не уменьшает их число. Это как симптоматическое лечение рака Панадолом или другими обезболивающими посильнее — на ранних стадиях, может, и поможет чувствовать себя лучше, но вылечить не вылечит, а лишь запустит болезнь.

А болезнь надо лечить, причем лучше в зародыше. Не хочется, чтобы ребенок жил в обществе насилия? Так в том периоде, когда у него формируются основы личности, растите его в атмосфере, где доброта — это важно, а насилие — это бессмысленно. И это надо делать не в 15 лет — уже поздно.

Спросите себя: когда даете ребенку почитать книжку (хоть это в последние годы редкость, к огромному сожалению), посмотреть мультфильм или передачу, поиграть в игру — вы вообще думаете, что этот мультфильм или игра несут в себе? Смотрите на возрастное ограничение? А надо не просто посмотреть, но еще и проверить самим, чтобы точно понимать, что 6+ по мнению комиссии, проверившей фильм, и 6+ по вашему мнению совпадают. А когда вы смотрите телевизор или ролики в интернете, вы задумываетесь, что дети рядом запоминают их гораздо лучше вас? И даже если ребенок увидел 10 секунд убийства, то он в 8–9 лет может запомнить это на всю оставшуюся жизнь, в то время как для вас это были «просто 10 секунд, ничего страшного». А обращали ли вы внимание на то, как ваши близкие (особенно старшего поколения, привыкшие к более «безопасному» телевизору) относятся к этому? А как вы сами реагируете в жизни? Вас самих возбуждает жестокость в фильмах? Вам щекочут нервы детективы с навороченными убийствами? Да в конце концов, вы смакуете и обсуждаете со всеми детали этой стрельбы в школе? Таких «а делали ли вы?» можно набрать очень и очень много.

Но это именно то, с чего нужно начинать. Даже те 10 секунд убийства можно переосмыслить и вынести из этого хорошие выводы для ребенка. Но если вы сами не мыслите дня без того, чтобы не посмотреть сериал про очередное убийство, потроллить в комментариях к очередной «ужасной» желтой новости на портале-таблоиде, если вас не передергивает при виде кровавых сцен в фильмах, то начинать придется с самих себя. Убийство и жестокость не могут быть приятными для лицезрения. Вообще отношение к смерти у нормального цивилизованного человека (в рамках любой достаточно долго существующей культуры) может быть лишь одно из двух: или страх, или спокойное стоическое восприятие (исключение — лишь сакральные или сакрализованные смерти, это отдельный вопрос). Но никак не эстетически положительная реакция. Если человеку хочется увидеть смерть и понять, что это такое (как объяснял школьник, он этого хотел), то это ни один человек пропустить не сможет, рано или поздно.

Можно предложить очень простой тест — если вам при просмотре серьезного кино или мультфильма с уровнем хотя бы 12+ кажется, что не хватает «перца» — крови, полуобнаженки — и вообще скучновато, то что-то надо менять. То, чего там не хватает — это та самая открытая и полуоткрытая жестокость, от которой мы пытаемся оградить детей. Разумеется, это не означает, что вообще нельзя смотреть все с рейтингом 16+ и 18+, отнюдь. Но одно дело — не представлять себе кино без пары трупов и игру без эффектного разлетания противников на кровящиеся куски, а другое дело — необходимость их для художественного эффекта с четким пониманием моральной ценности действий.

То, что какой-то человек находит в себе право решать, жить другим или умирать, — это страшно. Мы не распоряжаемся своими судьбами полностью сами, судьба человека и его личность — это лишь точка сплетения множества линий человеческих судеб. А распоряжаться чужими судьбами — это что-то совершенно запредельное. То, что в нашей культурной традиции борьба со злом часто предполагает его уничтожение (а не перевоспитание) и вообще «путь к добру усеян трупами», не означает, что других вариантов во взрослой жизни не может быть и что другие пути — это детские сказки.

Просто идеалам надо следовать и стремиться к ним, даже если это безумно сложно. «Мы должны двигаться вперед, даже если можем только ползти». И, конечно, оттуда же:

Когда тебе больно, ты можешь спать. Но ты не уснёшь, причинив боль другому.

Так давайте просто будем добрее. Даже если это получается с трудом. Человек, который так думает, никогда не возьмет оружие в руки, чтобы кого-то убить. И даже если ему нужно «лишь защитить», он найдет другой способ решения проблемы, не убивая. И не потребуются охранники в школах, вопросы легализации оружия будут несущественными, а мир станет безопасным.

Click on a tab to select how you'd like to leave your comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Календарь
Ноябрь 2018
ПнВтСрЧтПтСбВс
« Авг  
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930